Расписание занятий

5 неделя (нечетная)

Германская наука прирастает дискуссиями и критикой

"Критика есть неотъемлемый элемент научной культуры" – этот подход, общепринятый в научно-образовательной среде Германии, постигала на практике Ирина Голубкова, аспирантка кафедры немецкой филологии Самарского университета (научный руководитель профессор Сергей Дубинин).
"Заявку на получение годовой научно-исследовательской стипендии Германской службы академических обменов (DAAD) – давнего партнёра нашего университета – я подала в ноябре 2014 года, примерно через четыре месяца она была одобрена. И после этого смогла отправиться в университет города Эрфурт, столицы федеральной земли Тюрингия, где на протяжении двух семестров продолжала своё диссертационное исследование под руководством известного германиста профессора Фёльдеша", – рассказывает Ирина.
- Ирина, какую роль в вашей работе сыграл профессор Фёльдеш?
- Он координировал мои исследования - критиковал статьи, готовящиеся к публикации,  подсказывал решения сложных вопросов и предоставлял специфические, часто редкие публикации, недоступные в России. Это помогало концентрироваться на важных аспектах и вовремя уходить от второстепенных деталей.
- Вам не мешал языковый барьер?
- Чтобы снизить его, мне пришлось с первых месяцев пребывания в Эрфурте углублять знание немецкого как языка науки и параллельно с этим осваивать теорию дискурса и методы социолингвистического дискурс-анализа. В результате я успешно сдала экзамен на знание немецкого языка уровня С2 и получила соответствующий сертификат.
- Погрузившись в немецкое окружение, вы наверняка почувствовали разницу между принятыми в России и в Германии подходами к научной деятельности?
- Действительно, в наших странах разные культуры научной работы. В  Германии она тесно связана с дискуссиями и критикой. При этом особую важность для учёного приобретает сила аргументации, причём личностной, индивидуальной. Именно конструктивная критика является самым мощным стимулом научного познания.
- Как в Германии понимают конструктивность критики?
- Немецкое слово "kritik" в принципе лишено негативного значения. Критика всегда направлена на то, чтобы выявить недостатки конкретного научного исследования, побудить его автора более убедительно аргументировать свои тезисы – перепроверять их, уточнять, разъяснять, детализировать или упрощать. Кроме того, в Германии различают критику научного исследования и критику самого исследователя (до неё обычно дело доходит довольно редко). И если критикуют статью, речь ведут только о твоих научных результатах, выдвинутых тезисах, а вовсе не о тебе и твоих личностных особенностях. Это снимает эмоциональное напряжение в процессе научной коммуникации, например, естественное для молодого учёного опасение быть оценённым пристрастно.
- И как этот подход выглядел применительно к вам?
- Вникнуть в него мне помогала критика профессора Фёльдеша, а также беседы с ним о многообразии и специфике лингвокультур. Большое значение имело также моё участие в еженедельных коллоквиумах молодых учёных в рамках программы "EPPP Sprachbeherrschung". На эти научные сессии собирались учёные разных направлений, объединённые глобальной темой – язык и способы его освоение (как отдельным человеком, так и всем человечеством). В рамках больших встреч-конференций стипендиатов DAAD я побывала в Бонне и Потсдаме, где представила на обсуждение  доклад по теме своей диссертации.
- Каковы ваши впечатления от самого города Эрфурта?
- Больше всего мне запомнилась его атмосфера в период празднования Рождества и Пасхи, полная доброты, чудес и надежд. Я прочувствовала Эрфурт от доисторического отточенного камешка-орудия в местном музее  до суперсовременных библиотечных систем. Гулять по уютным улицам, старинным и в то же время по-современному динамичным, можно было бесконечно. Отдельным пунктом в графике моей эрфуртской жизни были еженедельные посещения городской библиотеки на соборной площади, где я подпитывалась не только свежим материалом, но и любимой художественной литературой и музыкой. Могу уверенно сказать: научная командировка в Германию довольно сильно повлияла на меня не только как на молодого учёного-лингвиста, но и в личностном плане.