Кабытов Петр Серафимович

Материалы по теме в архиве электронных информационных изданий Самарского государственного университета:
"В честь 70-летия Петра Серафимовича Кабытова"
Фотогаллерея

Петр Серафимович Кабытов: ключевые направления исследовательской и научно-организаторской работы

"Скажи, что ты читаешь, и я скажу, кто ты" – так говорят иногда, переиначивая известную пословицу. Петр Серафимович Кабытов в своих воспоминаниях цитирует любимых писателей, у которых он учился отношению к жизни. В их числе – кумир советских подростков Джек Лондон и культовый писатель современности Харуки Мураками. Это неожиданное и яркое соседство, на наш взгляд, свидетельствует о человеческих качествах П.С. Кабытова: верности себе и в то же время – открытости новому. Сочетание этих качеств стало основой его научной работы и профессиональных достижений.
20 июня 2016 года исполнилось 75 лет доктору исторических наук, профессору, заслуженному деятелю науки РФ Петру Серафимовичу Кабытову. Он принадлежит к поколению "детей войны": его отец ушел на фронт в сорок первом, через несколько дней после рождения сына, и так и не вернулся с войны. Мальчик, оставшийся единственным мужчиной в семье, пережил голодное послевоенное детство; отдушиной и спасением для него становилось чтение. Пройдя трудный путь – завод, будни рабочей глубинки, армейскую службу, – он поступил в Казанский университет, на историко-филологический факультет.
Студенчество Петра Серафимовича пришлось на шестидесятые годы – время "оттепели" с ее атмосферой открытости переменам, новизны, веры в лучшее будущее. Выбор проблематики научной работы молодого ученого стал судьбоносным для него во многих отношениях. Прежде всего, признается сам Петр Серафимович, аграрная история России волновала его как крестьянина по происхождению (историю крестьянского рода Кабатовых-Кабытовых ему впоследствии удалось проследить в глубь времен, до рубежа XVIII–XIX вв.). Знаковым оказался и выбор научного руководителя: учителем и наставником П.С. Кабытова стал Иван Михайлович Ионенко – приверженец формировавшегося тогда "нового направления" в исторической науке, активный участник научных дебатов о судьбах российского сельского хозяйства накануне революции 1917 г., всегда стремившийся "держать руку на пульсе дискуссий". Вероятно, именно тогда сформировалась одна из ключевых особенностей характера и стиля научной работы Петра Серафимовича: огромная научная интуиция, чувство нового. Опыт учебы и профессионального становления в Казанском университете с его уникальным полуторавековым прошлым и давними научными традициями пригодился Петру Серафимовичу, когда он в конце 1960-х приехал на работу в только что созданный Куйбышевский государственный университет, где все традиции приходилось закладывать заново, создавать "с чистого листа".
Аграрная проблематика всегда была стержневой в научной работе П.С. Кабытова. Его кандидатская диссертация (защищена в 1972 году в Казанском государственном университете) была посвящена поволжской деревне накануне Февральской буржуазно-демократической революции, докторская (защищена в 1983 году в Московском педагогическом государственном университете) – аграрным отношениям в Поволжье периода империализма.
Петру Серафимовичу свойственно заниматься широким кругом проблем. Наряду с фундаментальными проблемами российской истории – историей крестьянства, сельского хозяйства, социального реформаторства – он разрабатывает проблемы региональной истории Среднего Поволжья. Объяснения этому можно найти в поворотах его судьбы. В начале 1970-х гг. для приехавшего из Казани молодого ученого самарская действительность, реалии совсем недавно основанного университета оказались во многом неожиданными. Нужно было с головой погрузиться в этот новый мир, стать в нем своим, принять для себя и своих близких "новую родину". И одним из способов адаптации стало историческое краеведение – изучение истории Самары и Самарского Поволжья. Кабытов вспоминает, как при первой встрече с ним тогдашний заведующий кафедрой, профессор Ефрем Игнатьевич Медведев, объяснял молодому преподавателю, что местная история полностью изучена предшествующими поколениями историков и краеведов. И действительно, перед специалистами истфака университета была прежде всего поставлена задача обобщения всего того, что было раньше написано К.Я. Наякшиным и другими историками, подготовка обобщающих учебных пособий.
Однако утверждению такого подхода помешал ряд обстоятельств, одно из которых, на наш взгляд, являлось знаковым. Коллектив преподавателей нового исторического факультета формировался из выпускников Московского, Ленинградского (Санкт-Петербургского), Казанского, Саратовского и других ведущих университетов страны. Перспективы работы над обобщающими, небольшими по объему краеведческими пособиями были им явно не по нраву. Наиболее явно это проявилось в начале 1990-х гг., когда на факультете шла работа над так называемой "Самарской летописью". Одним из организаторов и вдохновителей этого проекта стал сменивший Е.И. Медведева в должности заведующего кафедрой дореволюционной отечественной истории (в настоящее время – кафедрой российской истории) Петр Серафимович Кабытов. Было решено подготовить трехтомное, основанное на широкой источниковой базе конкретно-историческое исследование. В конце 1980-х – начале 1990-х гг. можно было отказаться писать "по-старому". Новое издание должно было основываться на современной методологии и исследовательской методике для изучения, казалось, не слишком научной (в глазах исторического сообщества того времени) краеведческой проблематики. Для его подготовки были проведены серьезные изыскания в архивах Москвы, Ленинграда (Санкт-Петербурга), Ульяновска, Самары и других городов.
Петр Серафимович с головой погружается в решение этой нелегкой задачи. Костяк творческого коллектива, работавшего над этим проектом, составили в основном сотрудники руководимой им кафедры (Г.И. Матвеева, М.И. Леонов, Н.Н. Кабытова), а также недавно защитившиеся молодые специалисты (П.И. Савельев, Л.М. Артамонова, Э.Л. Дубман, Ю.Н. Смирнов). Впоследствии для многих из них самарская история становится одним из основных направлений научной деятельности. Развитие отечественной науки подтвердило оправданность подхода П.С. Кабытова и возглавляемого им научного коллектива: региональная история в наши дни является одним из самых быстро развивающихся и методологически актуальных направлений исторической науки.
Вряд ли имеет смысл перечислять все статьи и книги, написанные Кабытовым – индивидуально или в соавторстве – по истории Самарского края. После издания "Самарской летописи" еще несколько крупных проектов, выполненных в этом направлении, стали знаковыми для ученого. В работе над ними постепенно складывались общая историческая концепция развития Самарского края в составе российской государственности, расширялись и усложнялись методы его изучения; накапливалась новая репрезентативная источниковая база. По-настоящему значимой для историков университета стала подготовка "Истории Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней". Этот многотомный труд стал поистине уникальным для такого регионального центра Российской Федерации, как Самара. "История Самарского Поволжья…" была подготовлена в рамках Федеральной целевой программы "Интеграция" и вышла в 2000 г. в издательстве "Наука".
Продолжением этих "самарских штудий" стала монография П.С. Кабытова и его коллег "История Самары: от воеводского управления до Губернской Думы", выдержавшая два издания – в 2011 и 2015 гг.
Вопросы самарской проблематики неоднократно поднимались П.С. Кабытовым на региональных и всероссийских краеведческих конференциях, обсуждались с С.О. Шмидтом и другими российскими историками. Работа по поручению Сигурда Оттовича над публикацией "самарской" части мемуаров выдающегося отечественного историка М.Н. Тихомирова подтолкнула профессора Кабытова к реализации еще одной идеи – подготовке и изданию многотомной "Классики Самарского краеведения". Пять выпусков "Классики…", в которой были собраны новые материалы и источники, незаслуженно забытые работы отечественных историков и краеведов, были изданы в 2002–2008 гг.
Ведение ряда крупных научно-исследовательских проектов под руководством Петра Серафимовича способствовала становлению своеобразной "исторической школы" Кабытова, основу которой составили прежде всего сотрудники кафедры российской истории и других подразделений исторического факультета Самарского государственного университета. Эта историческая школа складывалась в процессе совместной многолетней работы коллектива единомышленников по самым различным проблемам российской и региональной истории; над общими темами, крупными многотомными исследованиями, грантами, госбюджетными темами и договорами.
Результаты многолетней работы были изложены в двух томах коллективного исследования, а также в учебном пособии, вышедшем в 2013–2014 гг. в рамках выполнения Федеральной целевой программы. Основная проблема, решаемая в данном проекте, состояла в выявлении и изучении составляющих сложного и неоднозначного процесса развития региона Средней Волги и Заволжья в составе России.
Организаторский талант, научная интуиция, впечатляющие коммуникативные способности Петра Серафимовича Кабытова в полной мере проявились и в работе над вышеназванными проектами, и во многих других сферах науки.
1990-е годы, переломные и для страны в целом, и для судеб отечественной науки в частности, были трудными, но в то же время открыли перед учеными новые возможности, в том числе возможность установления широких научных контактов и сотрудничества с зарубежными коллегами. Петр Серафимович на этом этапе выступил в качестве инициатора целого ряда перспективных международных научных проектов. Важной вехой в его научной биографии и в судьбе кафедры российской истории стало сотрудничество с историками университета штата Мэриленд (США): византинистом Дж. Маджеска и специалистом по советской истории М. Дэвид-Фоксом (сейчас он возглавляет известный исторический журнал "Kritika"). Результатом совместного проекта двух университетов стала публикация трехтомной антологии "Американская русистика: Вехи историографии последних лет" (2000–2001), где были опубликованы переводы работ американских историков, занимающихся изучением истории России, от времен Киевской Руси до советской эпохи. Как объясняет П.С. Кабытов замысел этого труда, ему представлялось важным, чтобы преподаватели и студенты "сумели мобилизовать ту научную литературу, которой в Самаре просто нет, познакомиться с иной исследовательской традицией" Результат превзошел ожидания: впервые отечественному читателю стала доступна столь обширная и качественная подборка исследований по российской истории, выполненных ведущими американскими учеными, в числе которых Т. Барретт, П. Бушкович, К. Кларк, С. Коткин, М. Раев, А. Рибер, Ю. Слезкин, П. Холквист, Ш. Фицпатрик, Г. Фриз, Л. Энгелстейн и другие классики современной зарубежной историографии. Опыт сотрудничества с зарубежными коллегами получил развитие в середине 2000-х гг., когда вышла в свет антология "Российская империя в зарубежной историографии: Работы последних лет". Составителями ее наряду с П.С. Кабытовым стали профессор университета Лас-Вегаса П. Верт, специалист по истории национальной и конфессиональной политики Российской империи, и А.И. Миллер, один из ведущих отечественных специалистов по истории империй и национализма. В эту антологию были включены переводы уже не только с английского, но также с немецкого, французского, литовского языков. Эта работа оказалась "на острие" не только научных, но и современных геополитических проблем.
Формирование "исторической школы" П.С. Кабытова стало возможным благодаря не только коллективным научным проектам, но и подготовке новых научных кадров историков. Эта задача всегда находилась в центре внимания Петра Серафимовича: к настоящему времени под его научным руководством защищена 41 кандидатская и 19 докторских диссертаций. Он выступил научным консультантом по докторским диссертациям П.И. Савельева, Ю.Н. Смирнова, Э.Л. Дубмана, Н.Ф. Тагировой, Л.М. Артамоновой, Е.П. Бариновой, О.Б. Леонтьевой, В.Ю. Кузьмина, А.В. Сыпченко, И.Е. Козновой, М.Н. Матвеева, С.В. Белоусова, О.А. Суховой, О.В. Ягова, В.Н. Курятникова, Е.Ю. Прокофьевой, В.Н. Шульгина, А.А. Славко, З.М. Кобозевой. Доктора наук В.В. Кондрашин, М.И. Роднов, Е.К. Минеева считают П.С. Кабытова своим наставником. Многие его ученики заняли видное общественное положение; среди них – заведующие кафедрами, деканы, ректоры, депутат Губернской думы.
Авторы данной статьи, готовившие под руководством Петра Серафимовича кандидатские и докторские диссертации, навсегда запомнили особую деликатную, мягкую и в то же время настойчивую и последовательную позицию своего научного руководителя. Для него было очень важно понять, насколько осознанно выбирает его подопечный тему диссертации, не будет ли потом метаний и разочарований. Проблематика наших диссертационных работ была достаточно далека от научных интересов Петра Серафимовича. Но он каким-то шестым чувством мог понять перспективность тем будущих диссертаций как для самого процесса удачной защиты, так и для будущей исследовательской работы. Его научное руководство проявлялось в самых разных формах, и зачастую он видел гораздо дальше и глубже нас возможности развития тех или иных проблем, первоочередность их разрешения в период работы над диссертацией.
В последние годы в научной деятельности П.С. Кабытова отчетливо обозначилось еще одно направление: исследования по отечественной историографии, прежде всего аграрной. Замысел этих работ вырос из благородного стремления воздать должное учителям и коллегам, тем, у кого учился и с кем вместе работал Петр Серафимович. Целый ряд его историографических очерков представлен, в частности, на страницах коллективной монографии "Аграрная история ХХ века: историография и источники", подготовленной П.С. Кабытовым вместе с Н.Н. Кабытовой, В.В. Кондрашиным, В.А. Юрченковым, О.А. Суховой, Г.А. Куршевой, Е.П.Бариновой.
Опытом освоения новой научной проблематики стала для П.С. Кабытова подготовка коллективного исследования, посвященного советской эпохе. "Советский период нашей отечественной истории в застойные годы мог показаться непрозорливому наблюдателю слишком “скучным” объектом для исторического исследования. Но с середины 1980-х годов ситуация резко изменилась: советская история превратилась в неизведанную и загадочную эпоху", – писал П.С. Кабытов в 2001 году.
Петр Серафимович Кабытов – человек со своей гражданской позицией, социально активный, настойчивый в отстаивании своих идеалов. Широко известна его роль, наряду с ведущим библиографом областной универсальной научной библиотеки А.Н.Завальным, в возвращении городу Куйбышеву его исторического названия – Самара. По его инициативе был издан сборник материалов о "самарских днях" А.И. Солженицына, посетившего наш город в 1994 г.: с выдающимся русским писателем Петра Серафимовича связывала и переписка, и личная встреча на Самарской земле, и общий интерес к традициям земского самоуправления, и стремление к историософскому осмыслению судеб России.
П.С. Кабытов стал одним из инициаторов возрождения в Самаре памяти о ссыльном академике С.Ф. Платонове и установки памятного знака-кенотафа на главной аллее парка имени Н.А. Щорса – на месте бывшего городского кладбища, где был похоронен С.Ф. Платонов. Вместе с Э.Л. Дубманом он опубликовал монографию о последних годах жизни академика Платонова в самарской ссылке, где представлены уникальные документальные материалы – в частности, переписка С.Ф. Платонова и его дочерей из семейного архива.
Памяти С.Ф. Платонова посвящены получившие широкую известность Всероссийские Платоновские чтения, проходящие ежегодно на историческом факультете Самарского государственного университета. Они, начиная с 1996 г., собирают молодых ученых из высших учебных заведений и научных центров различных городов России. Уже много лет руководителем оргкомитета Чтений является П.С. Кабытов.
Именно Петр Серафимович Кабытов предложил и смог отстоять идею называть улицы Самары именами выдающихся российских историков – С.Ф. Платонова, М.И. Тихомирова, куйбышевского историка Е.И. Медведева. Именно благодаря его настойчивости в городе была возрождена память о легендарном самарце Петре Владимировиче Алабине.
В заключение хотелось бы отметить следующую, как нам представляется, важную личностную особенность Петра Серафимовича. О человеке многое можно понять по тому, как он рассказывает историю своей собственной жизни. Воспоминания П.С. Кабытова, опубликованные в двух книгах в начале 2010-х гг., полны живых, выразительных деталей, свидетельствуют об авторской наблюдательности, содержат яркие портреты современников и меткие зарисовки социальных реалий. Но, пожалуй, самое главное – мемуары проникнуты оптимизмом и чувством юмора, даже когда речь идет о тяжелых временах и непростых жизненных ситуациях. Полагаем, что и в этом тоже секрет профессионального мастерства историка Петра Серафимовича Кабытова.
Э.Л. Дубман, О.Б. Леонтьева
6 февраля 2017 года